Катарина (katarinagorbi) wrote,
Катарина
katarinagorbi

100 лет тому назад...или история из прошлого века...

Григорий Варшавский. Про портсигар, дипломы или связь времён.

ПРОЛОГ

Я сижу за столиком перед монитором. Слева от меня старый портсигар из недорогого металла, а справа два диплома на вощёной бумаге: один на французском языке, другой - на русском, но с ятями. И тут же чуть поодаль - несколько старинных фотографий, наклеенных на толстый картон и расцвеченных золотистыми вензелями фотомастерской. Это всё, что мне досталось в наследство от моих предков. Нет, есть ещё немного старых фотографий. Есть несколько вилок и ножей с вензелями. Этими приборами пользовались мои предки более ста лет назад. Но я поведу речь только о портсигаре, о двух дипломах и о нескольких старинных фотографиях. Я попытаюсь рассказать о некоторых из своих предков, попробую реконструировать события, и для начала я беру в руки портсигар, и открываю его.



ГЛАВА 1

На правой внутренней стороне портсигара тонкая гравировка:"Доктору Варшавскому отъ сестеръ 375 П.З.Г. Болотиной и Скороходовой. Черкассы 23.02.1916". Этот портсигар, он мне дорог. В нём держал папиросы или сигареты мой дед Варшавский Семён, в то время-хирург армейского госпиталя в армии его императорского величества Николая Второго. Прошла первая мировая война. Началась Революция. Потом Гражданская война. Потом восстановление страны. А мой дед курил и пользовал этот портсигар. Дед умер главным врачом больницы в Екатеринодаре (позже Краснодаре) на Украине, где и прошли его детство и юность. Умер он в одночасье от сердечного приступа. А портсигар достался его сыну, моему отцу в будущем. И попал портсигар вместе с отцом-сиротой(мать его -моя бабушка умерла через два-три месяца после смерти деда), попал портсигар в Москву, а точнее в Лосинку (ст. Лосиноостровская Ярославской железной дороги, километров десять от тогдашней, в середине 30-ых годов, границы Москвы). А потом, портсигар попал вместе с моим отцом (он уже был женат на моей маме) на Великую Отечественную войну, в корпус, а потом в бронетанковую армию генерала Катукова Михаила Ефимовича, Отец пронёс портсигар -от Подмосковья до Берлина. И в мае 1945 года достал из портсигара папироску и выкурил её у поверженного рейхстага. Вернулcя отец с фронта в январе 1946 года и портсигар, естественно, привёз. И пока отец жил с нами, и портсигар он использовал по назначению. Но я его тогда не помню. Как не помню и курящего отца. Но на фотографиях тех первых послевоенных лет, отец снят и курящим. А потом отец от нас ушёл, а портсигар остался. Он был со мной и мамой и в старом деревянном доме на Ульяновской улице в Лосинке. Он переехал с нами на другую сторону железной дороги, на улицу лётчика Бабушкина. Потом, уже гораздо позже он переехал с моей мамой в Бирюлёво (район Москвы). А после её смерти портсигар поселился в моём доме. И я надеюсь, что уже отсюда он никуда не денется (до моей смерти).

ГЛАВА 2

Я не знал, не знаю, и никогда не буду знать этих сестёр милосердия Болотину и Скороходову. Я ничего не слышал о том, как сложилась их судьба после 23 февраля 1916 года. Может быть, они погибли в первой мировой войне. Возможно, были убиты в революцию или умерли на полях сражений в гражданскую войну, помогая раненным красноармейцам или белогвардейцам. Не исключено, что они эмигрировали во время революции или вместе с остатками Белой Армии. Эмигрировали, прожили непростую жизнь в Париже, Стамбуле, Праге, Белграде или Берлине и Харбине. Прожили и спаслись от репрессивных тридцатых годов в Советской России. Но возможно сёстры милосердия и остались в нашей стране. Служили медсёстрами или, повысив своё образование, работали врачами в каких- либо больницах или в поликлиниках, а возможно в санаториях или в домах отдыха. Не исключено, что они могли быть репрессированы в суровые тридцатые годы или погибли в горниле Великой войны 1941-45 г.г. И что маловероятно, но всё - таки допустимо, что эти незнакомые мне сёстры милосердия спокойно дожили свой век в нашей стране, в окружении любящих их родственников.
Нет, я ничего не знаю об этих сёстрах милосердия Болотиной и Скороходовой. Но я знаю точно:23 февраля 1916 года они были живы и здоровы, и подарили моему деду Семёну Варшавскому хирургу военно-полевого госпиталя портсигар, который я сегодня держу в руках.

.... Я не хочу заканчивать на грустной ноте. Я по природе человек весёлый, но ироничный. Ирония помогает в нашей жизни, без вариантов. Я снова беру в руку дедов портсигар. Другой рукой я поднимаю со стола бабушкин диплом. 23 февраля 1916 года они ещё не встретились. Их встреча впереди....

Подробнее : https://www.stihi.ru/2009/06/25/2326
Tags: 100 лет тому назад, дата, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments