Катарина (katarinagorbi) wrote,
Катарина
katarinagorbi

Category:

«Остановись, мгновение! Разреши прочувствовать и запомнить тебя…»

     *****

Ослепляющий свет софитов заливал сцену и купал в теплом сиянии раскрасневшуюся девочку в белоснежном пышном платье с жемчужинами на воротничке. В ее руках лежала утонченная, изготовленная из ели итальянским мастером скрипка. Нежные пальцы прикасались к струнам, мягко плыл смычок…
По залу разливалась чудесная песня скрипки. Высокие и низкие, веселые и звонкие, глубокие и завораживающие мелодии заставляли сердца зрителей трепетать от восторга. В руках такого музыканта, как Шарлотта, скрипка звучала прекрасно.
Музыка закончилась. Шарлотта благодарно поклонилась, улыбнулась лучезарной улыбкой и поспешила удалиться за кулисы.
«Нужно спешить, скорее переодеть это колючее платье»,- подумала девочка, забегая в гримерную. Там ее уже ждала Мама. Вытащив из уложенных в замысловатую прическу локонов сверкающие заколки, она помогла дочери натянуть школьную форму.
- Пойдем, такcи уже ждет,- торопила Мама.
Шарлотта с Мамой очень спешили на важную конференцию по естественным наукам. Девочка должна представлять там свою академию. Лучшая ученица, она блестяще разбиралась в науках о жизни и природе.
Каждый день десятилетней леди расписан по минутам: уроки в академии, музыкальные занятия, балет, уроки английского… Жизнь была яркой, насыщенной событиями. Она, словно штормовое море, переполнялась буйными волнами энергии, эмоций и побед.
Такси остановилось перед главным входом. Мама первой выпрыгнула из автомобиля и, не глядя на дочь, направилась внутрь. Шарлотта упорно пыталась догнать мать. Она так спешила, что даже не обратила внимания на ступеньки, покрытые льдом…Её ножки поскользнулись на льду, и Шарлотта упала.
- Мам!- только и смогла крикнуть девочка и горько заплакала. Испуганная женщина кинулась к дочери.
- Доченька, ты можешь согнуть руку? Пошевели пальцами,- попросила Мама, помогая Шарлотте встать.
Но девочка не смогла. Каждое движение отзывалось жгучей болью в руке. Мама немедленно вызвала медицинскую помощь, и немного времени спустя Шарлотту уже осматривал врач.
- Восстановление займет около трех месяцев,- сказал пожилой доктор с добрым лицом и седыми густыми усами.- Рука сломана в двух местах. С помощью гипса мы зафиксировали кости в правильном положении. Девочке нужно быть аккуратной, избегать ушибов и любого движения раненной рукой. Всего доброго,- закончил свою речь мужчина и ушел к другим пациентам.
- А как же конференция? Как же гастроли в Европу с оркестром? А партия в новой постановке?- отчаянно вопрошала Мама,- Мы же столько всего сделали, чтобы попасть в музыкальную школу миссис Бротем…Что же теперь будет?
- Мамочка, не переживай, рука срастется, и я обязательно поеду на следующие гастроли. А в балете меня заменит кто-нибудь из девочек,- попыталась успокоить мать Шарлотта.
- Ты не понимаешь! Тебя могут не взять на следующие гастроли, ведь будет столько пропущенных занятий и невыученных произведений… Какая ты неуклюжая! Угораздило же руку сломать! - досадовала женщина.
… Шарлотта приехала домой. Теперь три месяца ей предстоит жить только с одной, левой и нерабочей, подвижной рукой. Шарлотта впервые за долгие годы оказалась дома так рано. Обычно она приезжала с занятий глубоким вечером.
Девочка медленно прошла по комнатам: тихо, чисто и свежо вокруг. На столе лежит белоснежная скатерть, на ней красуется тарелка с печеньем, заботливо приготовленным бабушкой на выходных. Мама, в силу занятости на работе, выпечкой не занималась.
В доме было удивительно тихо. На спинке старого кресла устроилась старая кошка. Шарлотта нежно погладила ее и грустно вздохнула:
- Ну что ж, буду учиться обходиться одной рукой. Три месяца - это не шутки.
Девочка кое-как налила себе жасминового чая, взяла овсяное печенье и уселась на подоконник. За окном стояла ранняя весна. Было пасмурно, кое-где проглядывало робкое солнце. Свободный, вольный ветер играл с пока еще голыми ветками. Спокойствие весны слилось с уютом и звенящей тишиной дома. Шарлотта душой чувствовала, что давно ждала этого момента, хотела немного отдохнуть от круговорота концертов, уроков и тренировок.
С того дня в жизни девочки начался новый этап. Шарлотта изучала, пожалуй, самую главную науку жизни. Она училась кропотливо собирать ракушки после шторма вместо того, чтобы нестись по буйным волнам. Она училась радоваться не блестящему результату, а чутко смаковать процесс… Шарлотт впервые за всю жизнь начала слышать свои желания и чувства.
Ежедневно утро начиналось теперь с улыбки заглянувшему в комнату солнышку. Девочка как могла, заправляла кровать, бежала на кухню, где ждала ее бабушка, с радостью согласившаяся помогать Шарлотте. Вместе они завтракали или пышными оладьями с гречишным медом, или румяными сырниками с малиновым вареньем, или чем- то совершенно неожиданным, придуманным бабушкой за считанные минуты.
Шарлотта, конечно, посещала академию, но с некоторых уроков ее отпускали преподаватели. Девочка рано возвращалась домой и сразу же погружалась в книжный мир. Ее ум теперь занимала не биология с математикой. Теперь мысли витали вокруг истории о юной гувернантке и ее загадочном хозяине - Шарлотта упоительно читала «Джейн Эйр».
Сидя рядом с бабушкой, любознательная девочка заслушивалась ее рассказами о далеких молодых годах, о первой встрече с дедушкой, о каждом «лоскутке», вшитом в большое одеяло жизни.
Каждый день был наполнен книгами, задушевными беседами, вкусными плюшками, долгими прогулками по парку.… Каждый день был наполнен простым счастьем. Шарлотта поняла, что ради него не нужно завоевывать кубки и медали. Ради него не обязательно заниматься науками, спортом и музыкой.
Простое счастье сокрыто в мелочах. Можно почувствовать его, если остановиться в круговороте будничных забот. Остановиться и открыть сердце для наслаждения простым: ароматом свежеиспечённых булочек с корицей, еле слышным стуком спиц у бабушки в руках, дуновением свежего весеннего ветра.
Прошло три месяца, рука Шарлотты полностью восстановилась. Добролицый доктор снял гипс и разрешил девочке вновь играть на скрипке.
- Что, готова к новым свершениям?- спросила Мама, выходя из больницы.
- Знаешь, мам, я уже не уверена, что мне нужны эти свершения. За время, проведенное дома, я поняла, что хочу жить немножко помедленнее. Я устала все время спешить с музыкальных занятий на балет, с балета на английский…Я просто хочу жить, печь с бабушкой печенье и читать книжки,- смущенно призналась Шарлотта.
В этот момент Маму накрыла волна негодования. Она хотела возразить, накричать на дочь, но удержалась и погрузилась глубоко в себя. Она вспомнила себя маленькой девочкой, жаждущей свободы, беспечности и свободного времени. Родители ждали от нее успехов, поэтому девочке приходилось отлично учиться и ходить в нелюбимую музыкальную школу, брать уроки фортепьяно. Теперь Мама не хочет даже прикасаться к инструменту.
Что же она сделала со своей дочкой? Зачем отнимает детство и не оставляет времени на жизнь?
Мама все поняла.
«Шарлотта не должна страдать так же, как я»,- решила Мама. Она крепко обняла свою смышлёную девочку.
… В кухне звучит звонкий смех. Бабушка, Мама и Шарлотта пекут печенье. Повсюду витают ароматы корицы, шоколада и сливочного масла. Так тепло, что хочется мурлыкать от счастья. Шарлотта долго пыталась понять, что же греет сильнее - духовка с зарумянившимся печеньем или уютная атмосфера, созданная любимыми людьми. Так и хотелось сказать: «Остановись, мгновение! Разреши прочувствовать и запомнить тебя…»
--
Анна Чуланова
Tags: для души, настроение дня, эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments