November 26th, 2016

Бросьте, ранние подъемы! Дайте женщине поспать!

    *****

    *****

Бросьте, ранние подъемы! Дайте женщине поспать!
В сонной дымке полудремы так приятно помечтать!
Помечтать о кофе в чашке и о завтраке в постель.
О массаже и о моде. О Диоре, о Шанель.
О сверкающем паркете, о приемах и балах...
Об испанском жарком лете, о Канарских островах!
И не надо с криком "Мама!" одеяло отбирать.
Приготовьте завтрак сами! Дайте женщине поспать.
----
Наталья Гудкова
Художник Ричард Джонсон

    *****
Доброе утро !!
Приятного дня, уютной субботы, отдыха от рабочей рутины и общения с близкими.
Удачи вам !!

   *****

Суббота : слушаю флейту...

     *****

     *****



Трудно сказать, где стирается грань между этнической мистикой и западным миром в музыке Лео Рохаса. Он создает волнующие композиции, и порою тяжело определить какие мелодии из них заимствованы из популярной музыки, а какие родились в ходе творческой импровизации. Но в любом случае сочетание очень необычное и выразительное.
В Германию Лео приехал из Эквадора 12 лет назад, чтобы хоть что-то заработать на жизнь и прокормить семью. Всё это время он подрабатывал уличным музыкантом, пока одна из восторженных слушательниц не предложила ему отправиться на шоу.

Фле́йта Па́на (панфле́йта)  — класс деревянных духовых инструментов, многоствольная флейта, состоящая из нескольких (2 и больше) пустотелых трубок различной длины. Нижние торцы трубок закрыты, верхние — открыты.
Пан обучает Дафниса игре на сиринге (римская копия греческой скульптуры, найденная в Помпеях)
Название флейты Пана происходит от имени древнегреческого бога Пана, атрибутом которого являлся подобный инструмент; оригинальное греческое название — сиринга.

Стояла чаша тонкого фарфора...

    *****

В старинной комнате, в серванте у окна
Стояла чаша тонкого фарфора -
Красива, но пуста и холодна,
И равнодушным наблюдала взором,
Как за окном в саду у фонаря
Влюбленные встречались каждый вечер
И думала: "К чему им эти встречи?
Как много времени они проводят зря..."
В один из вечеров нежданный гость,
Любезно приглашенный выпить чая,
Взял чашу в руки и заметил вскользь:
"Искусная работа! Не Джозайя*?"
В объятьях теплых незнакомых рук
Она согрелась, замерла смущенно.
Забыв сервант, фарфоровых подруг,
Его словам внимала восхищенно...
А гость, стараясь соблюсти бон-тон**,
Горячим и изысканным напитком
Наполнил до краев ее, потом
Поднес к губам... Ей показались пыткой
Те несколько секунд... Он не спешил
Отпить глоток - поддерживал беседу,
А в глубине фарфоровой души
Затеплилась любовь подобно свету.
И вспомнились влюбленные в саду:
Слиянье губ, слова их, рук сплетенье
Весь смысл их встреч ей стал в одно мгновенье
Так близок и понятен... На беду
Чуть дрогнула любимого рука...
А дальше... звон фарфора... и осколки...
И чей-то голос: "Не волнуйтесь так!
Ведь это чашка, чашка, да и только!"
....................................................
Гость попрощался, ужин завершен,
Сервиз на полке за стеклянной дверцей.
Никто среди осколков не нашел
Разбитое фарфоровое сердце...
----
Арина Широкова


(с)