Катарина (katarinagorbi) wrote,
Катарина
katarinagorbi

Category:

Стихи Веры Булич — история красивой, сильной, но при этом очень хрупкой души...

     *****

Если бы не эта революция , разве оставила бы девятнадцатилетняя Вера родной Петроград? Разве покинула бы любимый Васильевский?
Там на 10-й линии располагались Бестужевские курсы, где отец Веры, Сергей Константинович Булич, читал лекции и директорствовал. А совсем рядом, наискосок, на противоположной 11-й линии,  между Средним и Малым проспектами, семья Булич снимала квартиру.
-
Это был дом, в котором царил культ искусства и науки. Могло ли быть иначе? Глава семейства, Сергей Константинович — известный языковед, ученик  знаменитого Бодуэна де Куртенэ, профессор Петербургского университета. Автор фундаментальных трудов по истории языкознания, он одним из первых в России начал изучать Индию. И в то же время  был великолепно образованным музыкантом и музыковедом. Интересы его были широки и многогранны — писал о русской музыке  XVIII столетия,  о роли музыке в жизни русских писателей, изучал музыку древнегреческую и средневековую. С.К. Булич стал одним из основателей Института истории искусств и первым деканом его музыкального отделения.
-
Конечно же, яркая, ненасытная до знаний, деятельная натура притягивала к себе людей талантливых и незаурядных. В его доме на Васильевском собирался цвет петербургской культуры. У Булича часто гостили композитор М. Балакирев и поэт И. Анненский, с которым Сергей Константинович был очень дружен. Для юной Веры знакомство с поэтом было потрясением. Все  четверо детей профессора Булича росли в атмосфере утонченной культуры, понимали и чувствовали искусство, однако Вера, в десять лет написавшая свое первое стихотворение, была особо очарована поэзией, способностью поэта «претворять муку в музыку», как напишет она спустя много лет в глубоком и умном эссе об Анненском.
-
Бестужевские курсы, вечера, диспуты, лекции, чтения, талантливые друзья-единомышленники…Но революция сломала, разорила, смешала весь этот счастливый жизненный уклад.
В 1918 году голод, разруха, постоянное чувство опасности вынудили семью покинуть Петербург.
В 1921 году не стало Сергея Константиновича, а 1924 году его дети — Вера, Софья, Константин и Сергей — в поисках работы решили перебраться в Хельсинки.
-
В Финляндии Вера обнаружила в себе дар сказочника.  Ее волшебные истории, написанные на финском языке, нежной поэтичностью своей напомнили читателям сочинения Андерсена и Топелиуса. С помощью Шайковича двухтомник Вериных сказок в 1931 году был напечатан в Белграде.
-
Тогда же, благодаря знанию финского и шведского языков, Вера Булич получила работу, которая до конца жизни будет приносить ей не только средства к существованию, но и так необходимое каждому чувство нужности, значимости своего труда. С этого момента судьба ее будет связана с тишиной залов и хранилищ принадлежавшей Хельсинкскому университету уникальной библиотеки «Slaviсa».
-

-
Но прежде всего Вера — поэт. Поэзия  была для нее способом существования. Все, чем живо ее сердце, превращается в музыку слов.
Стихи Веры Булич — история красивой, сильной, но при этом очень хрупкой души. Конечно, в ее жизни была любовь. Не принесшая, увы, счастья, но давшая жизнь изящной и искренней  лирике.
-
Я сердце закрыла на семь замков,
А ключи уронила в воду.
И пошла на чей-то неведомый зов,
Прославляя свою свободу.
Я сердцу велела: отныне молчи.
Я забыла запретную сказку.
Но кто-то сказал мне: — нашел я ключи…
И вынул заветную связку.
Я закрыла глаза. То был долгий миг.
Холодели покорные руки.
Так неслышно, так нежно мне в сердце проник
И раскрыл его снова для муки.
-
Гость
-
Все было очень просто. Пили чай,
Кроша бисквиты на стеклянных блюдцах…
И было счастье, будто невзначай
Порой его руки рукой коснуться.
Все было очень чинно. О любви
Не говорили мы. Да и к чему бы?
Слова, как вспугнутые соловьи,
В моей душе. Но их не скажут губы.
Я знаю, будут дни и вечера
Совсем такие же, как до потери.
Но было очень грустно мне вчера
Закрыть за счастьем выходные двери.
-
Колыбельная
-
Спи, моя девочка маленькая,
Алая моя коралинка.
Хрупкая моя бусинка,
Крошечная, малюсенькая,
Родинка моя, ненаглядинка,
Сладкая моя виноградинка,
Воркотунья моя гулинька,
Шалунья моя капризулинька…
Не буду пугать тебя букою,
Я сказкой тебя убаюкаю:
О месяце — золотом мячике —
И облачке — белом зайчике…
…………………………………………….
Ах, нет тебя, дочка, и не было,
Это сердце тебя потребовало.
Выдумало тебя и нянчится,
Зато хоть ночью не плачется.
-
Внешне жизнь устроилась: у Веры была постоянная работа, приютившая Финляндия дала ей свое гражданство. Но душа была неприкаянна, холоден для души был новый дом. Вера делала все, чтобы прорасти в суровую финскую почву, в отличие от многих эмигрантов она глубоко интересовалась культурой  своей новой страны, переводила финских и шведских поэтов-модернистов, сама писала на финском языке. Но родной она Финляндии не стала, и тоска по  оставленной России не покидала поэта никогда.
-
Простая жизнь. Свой домик у воды,
Цветы и грядки с изобильем ягод,
Осенних яблонь сочные плоды
И в зимней кладовой припасы на год.
Мечты, мечты… Не время строить дом,
Искать благополучия земного.
Мы — сброшенный на землю бурелом,
К родным корням не прирасти нам снова.
Броди, душа, по миру сиротой,
И в дом чужой ты заходи с опаской,
Чужой не обольщайся теплотой,
К земным вещам не прикасайся с лаской.
Броди, душа, и в дождь, и в снег, и в пыль,
Но береги остатки достоянья:
Свой крест, истертую суму, костыль
И горькие до слез воспоминанья.
1944
-
Война закончилась, но Вере, не очень счастливой, но искренней, талантливой, благородной Вере судьба уготовила еще одно жестокое испытание. Она заболела. Заболела тяжело и неизлечимо. Нежная, но мужественная душа ее смогла принять этот жребий достойно. И найти силы на стихи.
-
Спросят в конце дороги:
— Что же ты в жизни нашла? —
В быстрой пытливой тревоге
Переберу все дела,
Пересмотрю все итоги.
Утренний воздух свежий,
Полдня звенящий зной,
Вечер на побережье,
Ветер смятенный ночной —
Всё это было со мной.
Всё обаянье, томленье
— розовые облака —
Жажда без утоленья,
Сила без примененья…
Вот, опустилась рука.
Знаю, даются недаром
Острые шрамы судьбой.
Знаю, что после удара
Надо встать над собой
Раненою, но прямой.
Выше подняться, и снова
Выше по круче идти.
Выше и даже без зова
Голоса неземного.
Так до конца пути.
1953
-
Жизнь продолжается
Черные ветки на голубом.
Утренним солнцем зажженный дом.
Холодно, очень холодно мне.
А все-таки дело идет к весне.
Будет весна с горячим лучом,
Будет весна с гремящим ручьем,
С листиком узким — резные края —
Настанет весна. Моя, не моя?
Если мне даже не будет дано
Выглянуть утром весенним в окно,
Будет весна для глаз не моих,
Для многих, для разных, для глаз живых.
…Птицы поют на кудрявых ветвях,
Дети играют в зеленых садах.
Жизнь продолжается, жизнь жива!
От этого легче. Хоть это слова.
1954
-
Вера Булич ушла июльским днем 1954 года. Призрачный поезд, явившийся ей когда-то зеркальным вечером в отражениях тихого залива, унес в вечность ее несбывшиеся мечты, неслучившиеся встречи, ненаписанные стихи. А написанные остались миру. Четыре сборника — «Маятник» (1927), «Пленный ветер» (1934), «Бурелом» (1938), «Ветви» (1947). Полное собрание любви, надежды, Веры.
-
====
Автор текста - Лариса Хенинен
=======================================================================
Tags: Вера Булич, впечатление дня, история жизни, поэзия, поэт, эмиграция
Subscribe

  • Любви негромкие слова...

    ***** Я не звал тебя — сама ты Подошла. Каждый вечер — запах мяты, Месяц узкий и щербатый, Тишь и мгла. Словно месяц встал из…

  • Юрий Левитанский

    ***** Женщина, девочка, почти что подросток, веснушчатая, угловатая (этакий гадкий утенок), — и в любви все никак не везло. А город был…

  • Любви негромкие слова...

    ***** Очам твоей души - молитвы и печали, Моя болезнь, мой страх, плач совести моей; И всё, что здесь в конце, и всё, что здесь в начале,-…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments